Калыван: Литературное творчество

Модераторы: Silovichok, Пуня

Аватара пользователя
Калыван
Бывалый
Сообщения: 65
Зарегистрирован: 09 фев 2017, 07:49
Репутация: 120
Откуда: Ангарск

Калыван: Литературное творчество

Сообщение Калыван » 13 фев 2017, 14:55

Domus писал(а):Источник цитаты исправил
Спасибо большое!

Аватара пользователя
Калыван
Бывалый
Сообщения: 65
Зарегистрирован: 09 фев 2017, 07:49
Репутация: 120
Откуда: Ангарск

Калыван: Литературное творчество

Сообщение Калыван » 14 фев 2017, 03:04

НАША ШКОЛА

Звонок прозвенел, прервав наш утренний обмен приветствиями, любезностями и колкостями. Мы встали. Майя Петровна медленно обвела класс взглядом, гипнотизируя нас сквозь очки.
Восьмой «Б»! – обличила учительница чей-то шепот. Последние шорохи растворились в тишине, настолько глубокой, что можно было бы услышать зудение мухи. Но, мухи не рисковали залетать в кабинет Майи Петровны.
И вдруг в распахнутую дверь со стороны лестницы долетел топот легких девичьих каблучков. Бежали явно к нашему кабинету, и, судя по единственному незанятому месту, это была Наташка Гусева. Класс замер. Майя Петровна сжала губы и, уперев руки в бока, выжидательно смотрела на дверной проем.
Каблучки стукнули в каких-нибудь двух-трех шагах от вожделенной двери, затем раздался грохот падающего тела. Стоящие у передних парт увидели Наташкино лицо, касающееся щекой порога.
- Здрасьте! Можно войти? – раздалось откуда-то с пола.

* * * * * *

Он был высокий – метр девяносто, тогда среди школьников такой рост был редкостью – и худощавый. Ему подошло бы прозвище «Длинный», но мы, из уважения, звали его «Большой».
Он был неглупым, в меру разгильдяистым парнем, поэтому учился средне. С начала десятого класса он задружил с Олей Парамоновой.
Майя Петровна очень любила Олю, во-первых, потому, что та была умницей и отличницей, во-вторых, Ольга была её однофамилицей.
- Калюжный, - Майя Петровна, улыбаясь одними глазами, посмотрела на Большого, - с Парамоновой-то дружишь?
- Дружу, - кивнул тот, растянув улыбку. Была перемена, и все сдавали тетради с проверочной работой.
- Что у вас там, любовь что ли? – допытывалась Майя Петровна.
Большой спрятал глаза и заерзал плечами:
- Ну …
- Ну, ладно, иди – четыре! – благодушно отпустила его Майя Петровна, бросив скептический взгляд на открытую тетрадь.

* * * * * *

Стас ходил в школу из принципа. Мол, вы мне хоть чего, а я всё равно приду. Для него это было что-то вроде большой тусовки. Вел он себя почти прилично, и опытные учителя его почти никогда не спрашивали, так как были готовы к уроку и экономили время, чтобы все-таки объяснить нам новый материал.
Но однажды Роза Александровна неожиданно нарушила добрый обычай. Мы проходили размножение (я имею ввиду, что это была тема урока) и, кажется, не отставали от программы. Половое и бесполое и т.д.
- Стас Лядов! – определила ответчика Роза Александровна, задав предварительно свой каверзный вопрос.
К такому удару Стасик готов не был. Он встал и… заслушался: со всех сторон долетал шёпот с подсказками. Когда не знал, да ещё и забыл, может послышаться всякое.
- Существует два вида полового сношения, - безапелляционно заявил Стас.

* * * * * *

Это случилось в четвертой четверти. По понедельникам алгебра была сдвоенной – два урока у десятого «А», потом два – у десятого «Б», и Майя Петровна каждый понедельник грузила нас контрольными работами. Выход из ситуации нашёл Большой.
В кабинете математики дверь располагалась около первых парт. Приоткрыв дверь, он списывал оба варианта с доски, затем, во время физкультуры, наши «Знайки» их решали, а мы переписывали себе свой вариант.
Пару недель спустя Майя Петровна почуяла неладное – даже самые дятлы решали контрольную быстро и правильно. Она стала пересаживать нас на другие варианты прямо с началом урока.
На следующей алгебре Майя Петровна встретила нас торжествующе: - «СТАТУС КВО» был восстановлен.
В ближайший понедельник мы переписывали на физкультуре уже по два варианта. Эти извечные борьба и единство противоположностей происходили до тех пор, пока учительница не обнаружила, каким образом происходит утечка информации.
Когда очередной раз Большой приоткрыл дверь «Математики», он чуть было не попал под толстую домостроевскую указку. Дверь хлопнула и изнутри закрылась на ключ. В раздевалку спортзала Большой вернулся с пустыми руками. Но мы не зря возлагали на него свои надежды; через пару минут он прокричал: «Эврика!», схватил за плечо Стаса Лядова и увлек его вниз по лестнице.
То, что произошло потом, долго обсуждалось меж двух старших классов, хотя его отчаянный шаг не спас нас от заслуженных троек. Сославшись на распоряжение директора, Большой со Стасом вынесли из подвала длинную приставную лестницу и оперли ее на козырек, проходящий между первым и вторым этажами, старой школы…
Представьте, что вы спокойно сидите себе на крайнем ряду у окна и думаете, чем же всё-таки отличается натуральный логарифм от искусственного. И вдруг за стеклом появляется голова размером с посылочный ящик, да и формой почти такая же. Сначала вы ахаете от неожиданности, потом истерически смеетесь и только после удосуживаетесь предупредить нарушителя спокойствия, что учитель уже идет к эпицентру смеха.
Большой сложился втрое и спрятал голову под подоконник. Но долго просидеть в таком положении не смог. Когда он, наконец, выпрямился, то оказался нос к носу и глаза в глаза с негодующей Майей Петровной.
На перемене все-таки пришлось входить в кабинет. Майя Петровна стояла в бойцовской стойке и похлопывала толстым концом своей боевой указки по ладони…

* * * * * *

Зрение у Большого было плохое. Особенно в сумерках. Настроение – тоже. Особенно сегодня, первого января. Потому что ждешь этого Нового года изо всех сил, надеешься, по детской привычке, на что-то светлое, а в результате - пялишься всю ночь в телевизор, булькаешь на каждое движение шампанским, засыпаешь под утро, встаешь часов в пять вечера, и ничего не хочешь – ни есть, ни спать, ни веселиться – только воды… и много.
Мы бесцельно болтались по серому городу. На улицах было тихо и почти пусто. Издалека нам навстречу шёл парень в длинном пальто. Шёл вразвалочку, широко расставив руки.
Большой прищурился, наводя резкость.
- Вот урод, а? Смотри, расшиперился как! Чё – спина здоровая, или трицепсы жмут? Ну, сейчас я ему скажу!... Терпеть таких не могу! Здоровый, что ли? Щас подойдет поближе – я ему скажу…
У меня зрение было хорошее. Даже в сумерках и даже первого января. Я уже разглядел, что навстречу нам шел Толик Шубин, мастер спорта по тяжёлой атлетике, у которого, действительно, и спина здоровая, и трицепсы большие…
- Ну, сейчас подойдёт – я ему скажу!.. Вообще, бесит меня. Я ему скажу, уроду.… Здравствуй, Толик!

* * * * * *

Аватара пользователя
Калыван
Бывалый
Сообщения: 65
Зарегистрирован: 09 фев 2017, 07:49
Репутация: 120
Откуда: Ангарск

Калыван: Литературное творчество

Сообщение Калыван » 14 фев 2017, 03:08

НЕ ВСЕ ТО ЗОЛОТО, ЧТО БЛЕСТИТ

- Ну, то которое не блестит, скорее всего, тоже не золото! это я тебе, Серега, по своему опыту говорю!...
Пацаном как-то – классе в четвертом учился – идем с Фаридом со школы, ну, разговор, вроде, ни о чем – как школу взорвать. Пацаны – сам помнишь, какие были. Глядь, на асфальте коробок спичечный – Фарид его и пнул. Идем дальше – уже тринитротолуол из сапожного крема почти изобрели – опять к нему подходим, к коробку-то. Фарид его снова пнул вперед… Третий раз подошли, Фарид его поднял, открыл, а там… полтинник одной монетой! Ты представляешь, пацанам -–пятьдесят копеек, теми-то деньгами! Три мороженки и два стакана газировки из автомата!… Я потом как-то, может месяц прошел – два ли, ключ дома забыл, а дверь захлопнул, сам же знаешь, я всегда «тормозом» был… Ну, мама – то тогда, слава богу, тут, в санэпидемстанции работала – через дорогу. Взял у мамы ключ, только на улицу – спичечный коробок под ногами. Я его пнул… и про Фарида сразу вспомнил! Ну, думаю, мне тоже фортуна улыбается! Открываю… Что «ну»? Кто-то анализ кала в санэпидемстанцию сдавал! Так что ну его на фиг, это золото, Серега!

* * * * * *

«БОРЬБА – НЕ ТОЛЬКО РУК СПЛЕТЕНЬЕ…»

В зале борьбы проходили соревнования для новичков. С легкой руки нашего тренера Александра Александровича они так и назывались: «Первое боевое крещение». Мы – старшие школьники, отзанимавшиеся уже лет по пять – были задействованы в судействе.
Взрослые борцы на серьезных соревнованиях выступают в борцовском трико, красном или синем, в зависимости от того, с какого угла их приглашают на схватку. Тот, кого объявляют первым, выходит с красного угла, второй – с синего. А пацаны, за неимением трико, боролись в черных трусах и, для различия, одевали цветные повязки на ногу. У большинства ребят повязки были двусторонними – одна поверхность красная, другая – синяя, чтобы не таскать с собой две.
Малыши – народ невнимательный. Они увлеченно болтали о чем-то своем, когда Сан Саныч объявил:
- На ковер вызываются: Шипша – Гусев.
Кто-то подбежал и толкнул одного из пацанов:
- Шипша, ты чё сидишь? Тебя вызывают уже!
Тот вскочил, заметался, ошарашенно выбежал на край ковра. Вспомнил о повязке, но не знал, на какой цвет ее повернуть. Арбитр на ковре уже протянул руку, приглашая его на центр. Растерянный малыш бросился к столу главного судьи:
- Сан Саныч, а я – кто?
Александр Александрович оторвался от протокола соревнований, поправил очки и с уверенностью сказал:
- Ты – Шипша!

* * * * * *

Гоша Грохотов был тяжеловесом. Он весил 135 кг, и на городских соревнованиях ему, как правило, не находилось соперников. Однако, победы на ковре, за неимением конкурентов, давались значительно легче, чем в делах сердечных, где конкурентов всегда достаточно.
Эх, чем только люди не жертвуют ради любви! Гоша решил пожертвовать спортивной карьерой. Не надеясь на свои волевые качества, он обратился за помощью к своему приятелю Коле. У Коли не было проблем ни со спортом, ни с девушками, и он рьяно взялся за друга. Каждое утро он выводил Гошу на пробежку, следил за его рационом и взвешивал два раза в день. И вот однажды, перед вечерним заплывом Гоша встает на весы,… и оказывается на четыре килограмма больше, чем положено.
- Гоша, я не понял…. В чем дело?
Тот виновато пожимает плечами:
- Коля, гад буду – только помидорчиков!

УРИНОТЕРАПИЯ

С Сережкой Малиным мы были знакомы лет шесть - жили в одном квартале и вместе ходили в секцию борьбы. Но, в последнее время он начал регулярно пропускать тренировки, и вот уже пару месяцев совсем не появлялся в зале.
Я шел из спортклуба, когда его коренастая фигура неожиданно выплыла мне на встречу, попав в пятно света уличного фонаря. Серегу заметно покачивало, и вид у него был неважный. Если бы мы встретились не возле фонарного столба, я бы, наверное, даже не узнал его.
- Здорово! Ты чего на треньку не ходишь? Заболел?
Сергей зажмурился и сильно тряхнул головой, как бы отгоняя навязчивое видение.
- Забухал я, Димка… Сушняк давит – ужас!
Он наклонился, гребанул снега с сугроба под столбом и быстрым движением отправил его в рот.
- Во рту, как кошки нагадили, - пояснил он своё состояние.
Я задумчиво посмотрел на желто-крапленый снег под столбом и указал на него Сергею:
- Кошки – не знаю, но собаки –точно!

Аватара пользователя
Калыван
Бывалый
Сообщения: 65
Зарегистрирован: 09 фев 2017, 07:49
Репутация: 120
Откуда: Ангарск

Калыван: Литературное творчество

Сообщение Калыван » 14 фев 2017, 07:52

МИНУС ЧЕТЫРЕ

Если одна нога короче, значит, вторая – длиннее. Если у вас плохое зрение, то обоняние, или слух, или, в конце концов, интуиция должны быть хорошо развиты.
Было лето. Причем, лето того ностальгического времени, когда молоко продавалось в стеклянных бутылках, и во дворах еще не было вечно переполненных мусорных контейнеров – за мусором дважды в день приезжала специальная машина.
Соня стряпала оладьи и отмахивалась от назойливых мух, так и норовящих упасть в тесто. Это они из-за арбузных корок поналетели. Надо не забыть.… Ах!.. Батюшки-светы – тридцать пять минут уже - неужели ушла мусорка?!
Схватив ведро, на ходу запахивая халатик, Соня выскочила во двор. Машина еще стояла. Правда, почему-то она стояла не на обычном месте - между домами - а на углу, ближе к нашему. Люди уже разошлись, но водитель еще суетился рядом с открытым люком.
«Слава богу, успела!» – подумала Соня, поднимая ведро. Но, в это время водитель так глубоко наклонился в люк, что сыпать мусор было неудобно…
Сработала та самая интуиция: было что-то не так и в позе водителя, и в его идеально отглаженных брюках, ... и в надписи «Нива», красовавшейся над хромированным бампером.

Аватара пользователя
Калыван
Бывалый
Сообщения: 65
Зарегистрирован: 09 фев 2017, 07:49
Репутация: 120
Откуда: Ангарск

Калыван: Литературное творчество

Сообщение Калыван » 14 фев 2017, 08:04

ДОЧКИ - МАТЕРИ

У меня и в мыслях не было соперничать с великим классиком. Но, на мой взгляд, у дочерей проблем с матерями зачастую больше, чем у отцов с детьми. Некоторые матери даже замужним дочерям будут постоянно тыкать в нос, что они, дочери, и бельё крахмалят не так, и детей кормят не эдак, и соленые огурцы у них – ни то, ни сё. Они, матери, постоянно пытаются доказать дочерям и себе, что они лучше знают, больше умеют, и, что без их мудрых советов дочери даже яичницу способны испортить…
Малышка еще покашливала, скорее по привычке, но чувствовала себя хорошо. Спасибо подруге Тане – принесла кусок озокерита, посоветовала прогреть грудку. Было уже тепло, и Соня с дочкой устраивали длительные прогулки. После таких гуляний у Катюшки появлялся не только румянец, но и аппетит.
Они вернулись домой веселые и немного уставшие. Веселье закончилось на пороге:
- Вот уплелись на весь день – ребенок не кормленый, поди, - встретила их мама-бабушка: - Нормальные так не делают с детьми. Куда потащила на весь день? Как ребенок не евши весь день?…
- Да поели мы, мама, успокойся!
- Где это вы поесть успели? – недоверчиво буркнула бабушка.
- Мы сушеными бананами перекусили. Легко и калорийно. А сейчас обедать сядем.
Соня прошла на кухню и принялась собирать на стол…
Катя уже доедала супчик, когда бабушка с визгом ворвалась на кухню:
- Кормишь ребенка всякой гадостью, потом удивляешься, что у нее аппетита нет!
- Что случилось? Суп вкусный – ты же сама пробовала!
- Суп-суп! Я сейчас твои сушеные бананы попробовала - чуть не вырвало! Кормишь ребенка всякой…
- Где ж ты их взяла-то? Мы же их по дороге съели!
- Где взяла? У тебя в ящике взяла! – и мама старшая помахала перед носом дочери куском озокерита.

* * * * * *

Катя была «продвинутым» ребенком. В пять лет она уже читала, а в восемь – уже читала мамины книжки. Бабушка с этим никак не могла смириться.
- Даёшь ребенку всякую ерунду читать! Чему она там научится?
- Ей, что теперь – до двадцати лет про Колобка читать? – возмущалась дочь.
Но, однажды, бабушка принесла с собой книжку. Катя в этот момент взахлеб читала Ксавьеру Холландер.
-Катя! Я тебе книжечку принесла – «Русские традиционные частушки» – вот, что тебе читать надо!
- Да не хочу я никакие частушки, - отмахнулась внучка, не отрываясь от своего чтива.
- Нет, ты послушай, - бабушка открыла наугад:
Ах, Мотаня, ты, Мотаня,
Давай помотаемся,
Ты за мой, я за твою
Давай похватаемся…
- торопливо взглянув на внучку, бабушка судорожно перелистнула страницу.
- Нет, не то.… А! Вот:
Хорошо в родном краю,
Да бывают сложности:
Посидеть бы на …
- бабушка запнулась, вытаращив глаза, и автоматически прочитала дальше:
Да нет такой возможности…

Аватара пользователя
Калыван
Бывалый
Сообщения: 65
Зарегистрирован: 09 фев 2017, 07:49
Репутация: 120
Откуда: Ангарск

Калыван: Литературное творчество

Сообщение Калыван » 15 фев 2017, 08:15

СТУДЕНЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ

Глобальные события этим летом сыпались в жизни Сергея одно за другим. Июнь – выпускные школьные экзамены, июль – признание Шурочки, что она беременна, август – экзамены уже вступительные. Дальше – совсем, как в тетрисе – еще быстрее: 18-го – восемнадцатилетие, 23-го – зачисление на художественно-графический факультет, 25-го – свадьба. Первого сентября – отправка на сельхозработы.
Коллектив подобрался разношерстный. Кто-то имел опыт работы, кто-то даже работал по специальности, кто-то не умел ничего – даже учиться. Старшему на курсе было двадцать пять лет, младшим – семнадцать. Их расселили в старом клубе. Девушки спали на раскладушках на сцене, обгородившись занавесом, юноши – в зрительном зале на наспех сколоченных нарах.
Пару недель спустя, старший из ребят Витя Бодров задал мужскому населению клуба щекотливый вопрос:
- Ну, и как вам наши телки?
Девчата уже ушли в поле собирать корнеплоды, парни же - грузчики – выходили минут на 15-20 позже - ждали, пока наберутся мешки и доберутся трактористы.
- Я их насквозь вижу, - многозначительно кивнул в сторону занавешенной сцены, продолжал делиться опытом Витя: мол, эта такая, та – растакая, а эту хоть сейчас в кусты веди, а сама для виду из себя строит…
Если бы рентген-Витя мог смотреть не только в глубь человеческих душ, но и сквозь далеко не железный занавес, он бы поостерегся в выражениях: заболевшая девушка лежала на раскладушке и слушала, не выдавая себя ни скрипом, ни кашлем…
Прошла еще пара дней, и руководитель студенческого отряда Игорь Федорович собрал профсоюзное собрание: идет похолодание, колхозникам надо помочь, остаемся до середины октября и будем собирать картошку из под снега. А зарплату получим на днях в правлении колхоза. Поняли? Все свободны.
И тут поднимается Света:
- Мальчики, задержитесь, пожалуйста! Нет, только ребята. Пожалуйста! На пару минут… Витя, встань, пожалуйста.
- Зачем это еще?
- Встань, пожалуйста, Витя, я прошу!
- Ну, ладно.
Хлоп! Первая оплеуха снесла с лица очки. Следом последовала вторая, третья.
- Это за «шлюху», это за «проститутку», это за…,- комментировала свои действия Света. Затем она повернулась и окинула замерших ребят вопросительным взглядом. Вопросов не последовало.
- Спасибо, мальчики, вы свободны, - приветливо улыбнулась Света и вышла.
Вдвойне красный Витя протянул руку вперед:
- Очки! Где мои очки?…

* * * * * *

После того, как сломался магнитофон, и Сергей с Олегом в две гитары все-таки спасли танцы, они стали, чуть ли не национальными героями деревни. Каждый местный житель считал своим долгом налить, чтобы посидеть под гитару. Ситуация обострилась, когда с приступом аппендицита уехал Олег. Гитарист остался один, а пойла было много. Но, петь и пить одновременно можно лишь до определенной стадии.
Сергей спал мертвецки пьяным сном. Было уже поздно, и постояльцы клуба тоже готовились к отбою. Дежурный, здоровяк Саша Петров закончил свою работу и удовлетворенно окинул взглядом свежевымытый пол, когда за окном прорычал и остановился трактор. Местные жители желали продолжения бала. Юный парламентарий в навозных сапогах направился в зал, принципиально игнорировав расстеленную у входа тряпку. Саша настиг его в два прыжка и, невзирая на протесты и трепыхания, выволок и спустил с крыльца. После минуты затишья вечерний воздух огласился криком: «Городские наших бьют!», и в помещение ворвалась изрядно пьяная компания. Завязалась не столько кровавая, сколько шумная битва.
«Все смешалось – кони, люди…», только Леша Горенко отстоял несколько в стороне и, старательно не замечая происходящего, изо всех сил читал газету.
Пострадавший засланец так и норовил отомстить своему обидчику. Он был сильный, … но легкий: попав под горячую руку он отлетел на пол и уперся спиной в чьи-то ноги. Леша вежливо подвинулся и вновь углубился в уже перечитанные столбцы. Юноша поднялся, перевел взгляд с Леши на Сашу и обратно, и, размахнувшись от всей души, зарядил ничего не подозревающему чтецу кулаком в глаз!
Силы у противоборствующих сторон оказались равные, а может, у кого-то сильно двоилось в глазах. Во всяком случае, бой «за тело Патрокла» скоро закончился переговорами:
- Вы чё, козлы?
- А вы чего?
- А какого? …
- А не фиг! …
- Ну, чё… замяли?
- Ну, замяли!
- Пить будете?
- Наливайте!
Обе стороны отделались пустяковыми царапинами, и только под глазом Леши Горенко вспух сливовый синяк.
На следующий день каждый рассказывал о происшедшем со своей колокольни. Сергей выслушал этот винегрет версий и удивленно спросил:
- Леха, ты что – тоже дрался?
- А что – незаметно? – многозначительно поведя заплывшим глазом, ответил тот.

* * * * * *

Гении бывают двух видов: те, кто одарен чем-то одним, и в это одно погружается с головой, живет в этом искусственном мире, но, вынырнув из него, оказывается несостоятельным в окружающей реальности. Другие – кто одарен жизнью, и дар того или иного искусства – лишь один из их талантов жить. В мировой истории множество примеров и тех и других, в этой же истории их всего два.
Николай был Художником. Он не мог не рисовать. Все остальное – пища, сон, воздух – все это было лишь потребностями организма, и сам организм служил той же цели: с его помощью можно было рисовать! Володя был талантом. Ему нравилось рисовать, играть в баскетбол, плавать, заигрывать с девчатами, и его творческие работы высоко ценились преподавателями.
Спортзал примыкал к учебному корпусу с одной стороны, студенческое общежитие – с другой. Темным зимним вечером ребята возвращались с баскетбола. Свежий снежок поскрипывал под кедами.
- О, смотри, в пятьдесят третьей аудитории свет горит! Кому не спится в ночь глухую?
- Не спиться? В смысле, не забухать, что ли?
… Бесшумно ступая, они прошли по коридору и заглянули в открытую дверь. Николай работал. Софит освещал ватманский лист, прикрепленный к мольберту, и гипсовую фигурку Геракла, несущего яблоки. Вдоль ближней стены в полумраке просвечивали гипсовые части тела экорше. Экорше – это анатомическое пособие, изображения костно-мышечного аппарата без кожных и жировых покровов. Вот стоит нога – экорше, чуть дальше висит рука – экорше, а вон там, на фанерном подиуме – торс – экорше.
В творческом экстазе Николай полностью слился с работой. Это была высшая медитация, в которой творец, творчество и творение едины. Вдруг на плечо ему легла тяжелая рука. Николай вздрогнул от неожиданности и слегка повернул голову. Белые костлявые скрюченные пальца требовательно тянули во тьму. Спазм прошел по животу и застрял в горле несглатываемым комком. С трепетом Коля поднял глаза туда, где в сумраке ночи должна была стоять костлявая фигура с косой…
- Вовка, гад!!! – вырвался крик из глубины души, и коридор пустого этажа наполнился шлепаньем убегающих кед и грохотом догоняющих ботинок.

Аватара пользователя
Калыван
Бывалый
Сообщения: 65
Зарегистрирован: 09 фев 2017, 07:49
Репутация: 120
Откуда: Ангарск

Калыван: Литературное творчество

Сообщение Калыван » 15 фев 2017, 11:42

ПЕТРОКАМЕНСКОЕ

Петрокаменское - огромное село, десять тысяч дворов, чуть-чуть не ставшее городом. В городском статусе ему было отказано из-за его девяностопроцентной деревянности. На въезде в село располагалась птицеферма, на выезде – мебельная фабрика, снабжавшая всю область стульями, такими же деревянными, как и все вокруг. Деревянными были даже тротуары, и осенью, в период дождей, когда перейти улицу можно было только в болотных сапогах, на каждый шаг в щели меж тротуарных досок просачивалась грязно-коричневая жижа.

Сергей попал в Петрокаменское по распределению по окончании пединститута и полгода спустя расширил известное высказывание вождя мировой революции: «Коммунизм есть советская власть, электрификация всей страны … и асфальтизация всех дорог».
Это была единственная десятилетняя школа в радиусе сорока километров. В большинстве близлежащих деревень школы были только начальные, и учились в них не более пяти-шести лет. Те же, кто умудрялся пройти программу трех классов за три года, далее учились в Петрокаменском и жили в интернате при школе, возвращаясь домой только в субботу вечером.
В понедельник утром заходить на уроки шестых и более старших классов было трудно: кислород был вытеснен плотным перегарным духом. Сергей вносил в общий котел свою струю, только уже не бражного, а водочного перегара, и адаптировался на столько, что уже не замечал солнцедаровского перегарчика директора, заглядывавшего посмотреть – все ли живы-здоровы.
За исключением этих еженедельных «утренников», воздух в округе был свежий и здоровый . Здоровой была и атмосфера в коллективе. Еще бы – не в каждой школе найдется пятнадцать мужчин-педагогов. Все праздники, начинавшиеся за столами, заканчивались в спортзале. Из представителей мужского пола за столом оставались только предпенсионный химик Михаил Иосифович по прозвищу «Мишка Чахлый» – чтобы тащить домой свою благоверную, да директор – осуществлять общее руководство. Остальные мужчины, восприняв горячительные напитки как разминку, догонялись баскетболом.
Баскетбольная традиция не нарушилась бы и в этот раз, если бы физрук Астафьич не полез бороться к хрупкому преподавателю иностранного языка Борису Владимировичу…. Бац! Взмахнув руками и ногами медведь Астафьич шлепнулся на пол. Ничего себе! Этот тихоня-очкарик Боря, который даже… завалил Астафьича! Причем, не уронил, а именно бросил через себя каким-то заковыристым приемом!
Борис Владимирович гордо стоял посреди зала. В глазах сквозил вызов, мол, да, я такой, а вы то думали!
Вызов был принят: мужики, не сговариваясь, настелили маты. И началось… Вовка Кузнечик, преподаватель автодела вылетел за ковер. Физик Петрович попался на «болячку». Сенечка случайно налетел на колено и отказался продолжать схватку. Непобедимый Боря посмотрел на Сергея и жестом пригласил его на ковер, мол, «You – the next»!
Сергей занимался когда-то боксом, а бороться не умел. Правда, как-то летом брат показывал ему «захват руки и шеи спереди сверху», а что с этим захватом делать дальше?…Но сейчас все надежды побежденных коллег были обращены на него.
Несколько секунд они кружили на длинной дистанции – Сергей в высокой боксерской стойке, Боря – в низкой, самбистской. Затем Боря резко пошел «в ноги». Боксерская реакция помогла – Сергей успел захватить соперника за руку и голову – тот самый захват, что показывал брат. Теперь держать, держать изо всех сил, а то этот… редиска, этот нехороший человек… сейчас дотянется до ноги. Так…Как-то там надо было повернуть ему голову, как Димка показывал на даче, и тыльной стороной ладони… Ага! Получилось! Но и Боря, клещ, дотянулся все же до ноги и подорвал ее. Соперники завалились на бок и пролежали несколько секунд в одном положении. Никто не хотел отпускать.
- Ладно, ничья! – провозгласил арбитр Петрович.
Было еще не поздно, но Астафьич предложил «завязывать»: падая, он подстраховался рукой, и сейчас она опухла, ныла и саднила. Любители борьбы и баскетбола вернулись к столам.
В понедельник большая перемена свела «ветеранов спорта» в кабинете электротехники. Сеня вел уроки в темных очках. Кузнечик хромал на обе пятки. Сергей не приседал весь день – растяжение задней поверхности бедра. Петрович не мог наклониться из-за обострившегося радикулита. Астафьич…попал на больничный с переломом плечелучевой кости. А Боря? Борю кто-нибудь видел?…Света, вы Бориса Владимировича не видели? Спасибо! Вся хромающая и ойкающая, мучимая к тому же похмельем братия припустила в учительскую.
Боря стоял полубоком, уперевшись левой рукой в подоконник, задумчиво положив подбородок на левое плечо, и, как ни в чем не бывало, любовался весенним пейзажем. Покалеченной гвардии было удивительно и больно видеть эту идиллическую картину.
- Борис Владимирович!
И тут Боря повернулся. Повернулся всем телом – подбородок так и остался, словно пришит к неуклюже приподнятому плечу.
-Здорово, мужики! Как вы?
* * * * * *

Зря, все же Петрокаменскому статус города не присвоили! Здесь есть все: и градообразующие предприятия – ферма и фабрика, и общественная баня, и стадион, и даже отделение милиции. Хотя, конечно, село и есть село – все друг друга знают, и все учились в одной школе – и милиция, и преступники
- Маринка! Это ограбление! – пьяный мужчина вытащил стамеску из сапога, - Ну, двинься в тот угол!
Он протопал за прилавок, оставляя на полу СельПО грязные следы. В ящик с водкой легла палка вареной колбасы, две банки скумбрии и буханка хлеба. Хлопнула дверь, взревел и плавно стих мотоцикл. Выйдя из оцепенения, Марина бросилась к телефону:
- Коля-я! Тут эта-а!.. Ванька Бызов ограбление сделал!…
Милицейский «бобик» простоял у магазина не более получаса – осмотр места преступления и снятие показаний. Затем петрокаменская милиция бросилась по следу преступника. Дома его не оказалось. Поехали к матери – там пусто. Поехали к теще. Ванька спал. Четыре бутылки валялись пустые, две банки вскрыты; колбасу пришлось конфисковать из холодильника. Теща еще могла говорить, но ничего… ик!… не знала… ик!
Тело вместе с уликами загрузили в «воронок» и отвезли в отделение. Бызова поместили в дощатый закуток – КПЗ, охранять его остался дежурный милиционер. Начальник отделения Зудов и участковый инспектор Дедюхин уходили на выходной.
Этот дежурный - сам по себе фигура довольно колоритная. Он ходил частыми мелкими шажками, немыслимо развернув носки, почти не сгибая колени, сильно наклонив голову, будто высматривал что-то на земле в метре перед собой. Не зря односельчане за глаза звали его «Уральский следопыт».
- Петруха! – Бызов прильнул к щели меж досок, - Петруха, открой!
- Не положено! – буркнул Следопыт, не отрывая головы от стола.
- Петруха, мне по нужде! Не поведешь – я же тут налью – тебе вытирать!
Угроза подействовала. Следопыт вывел заключенного и повел его к деревянному туалету, следя за его ускользающими из поля зрения каблуками.
Но вот Бызов остановился, и удивленный Следопыт увидел и осознал, что тот стоит уже носками к нему. В недоумении он, наконец-то, поднял голову. Ночное небо огласилось пьяным криком:
- На два пальца в глаза!
Следом воспоследовали обещанные пальцы. Преступник сбежал. Истекая слезами, дежурный добрался до телефона. И опять погоня! К теще – там нету, да и вообще, она его уже месяц не видела. К матери – там пусто. К зятю…Пьяный Бызов спал на печи. На столе стояла почти пустая банка самогона, валялись нарезанные ломтики сала и крошки черного хлеба….

«Жизнь – вечный бой, покой нам только снится!»

* * * * * *

Участковый инспектор Дедюхин был истинной грозой Петрокаменского. Достаточно было одного его взгляда, чтобы даже самые наглые и самые безалаберные подростки потупили головы.
Дел хватало: односельчане пили, дрались, а иногда и стреляли. Не хватало техники: в отделении имелся только ГАЗ-69 и мотоцикл «Урал». С бензином тоже была напряженка, поэтому обходить свои владения приходилось на своих же двоих.
В тот день он почти выполнил план. Оставалось еще зайти к Бродовым, поставить на вид поведение сына и проверить охотничий билет отца. Дедюхин шел по весеннему льду, подставив свое обветренное лицо мартовскому солнцу. Щебетали птицы, под ногами похрустывал наст. Кажется, на мгновение он даже забыл о делах – так было комфортно и здорово внутри и вокруг. Но сознание весны потянуло за собой цепочку ассоциаций: весна – тепло – лед. Родилось сомнение. Инспектор бросил вопросительный взгляд на мост – не зря ли решил сэкономить четверть часа?
В социалистические времена было не принято читать Библию. Особенно милиционерам и, тем более, участковым инспекторам. Иначе Дедюхин вряд ли бы попался на те же грабли, что и апостол Петр. Сомнение родило страх, страх притянул ситуацию. Лед тронулся, господа участковые инспекторы!
…Дедюхин отчаянно цеплялся закрая полыньи, но ставшие вмиг неимоверно тяжелыми сапоги тянули книзу. Мобилизовав все силы, он плашмя вскарабкался на кромку, но она тут же с треском обломилась.
С упорством зомби залазил Дедюхин на лед, но снова и снова проваливался в свинцово-серую воду. Ноги уже онемели, но пальцы ржавыми крючьями цеплялись на наст. Он подтягивал тело, опирался на локти, проваливался, но с каждым треском на полметра приближался к заветной цели: не к коммунизму, нет, а к пологой насыпи возле моста.
Вдруг инспектор успокоился. Он понял, что сможет – ведь осталось совсем немного, и силы еще есть. Краем глаза он увидел шевеление под мостом: три подростка в школьной форме и пионерских галстуках торопливо курили, спрятавшись за опору и воровато озираясь вокруг. Дедюхин приподнял голову, чтобы позвать их, но один из пацанов сам ткнул окурком в его сторону:
- Атас, братва! Дедюхин крадется!

Аватара пользователя
Апостол
Супервайзер
Супервайзер
Сообщения: 817
Зарегистрирован: 02 янв 2017, 09:56
Репутация: 760
Откуда: Мск

Калыван: Литературное творчество

Сообщение Апостол » 16 фев 2017, 06:12

Хорошие рассказы, они возвращают меня в детство, а оно у меня было счастливое)).

Аватара пользователя
Калыван
Бывалый
Сообщения: 65
Зарегистрирован: 09 фев 2017, 07:49
Репутация: 120
Откуда: Ангарск

Калыван: Литературное творчество

Сообщение Калыван » 16 фев 2017, 06:35

Апостол писал(а):Источник цитаты Хорошие рассказы, они возвращают меня в детство

Спасибо, я старался! Продолжаю.

Аватара пользователя
Калыван
Бывалый
Сообщения: 65
Зарегистрирован: 09 фев 2017, 07:49
Репутация: 120
Откуда: Ангарск

Калыван: Литературное творчество

Сообщение Калыван » 16 фев 2017, 07:57

СМЫЧЕНСКИЕ

Смычка – небольшая станция на окраине города, исполняющая роль Сортировочной. Если от железнодорожного вокзала до Смычки добираться на автобусе, уйдет около часа. На электричке - не более пяти минут.
Один из жителей Смычки даже весьма своеобразно воспользовался таким ее географическим положением. Он объявил дома, что уезжает в командировку на две недели. Жена с детьми трогательно провожали примерного папу на поздний московский поезд. Электричек уже не было, и домой они поехали на автобусе. Папа же через пять минут вышел на Смычке и, под покровом темноты, благополучно нырнул в соседский подъезд к любовнице. В находчивости ему, конечно, не отказать, но нет ничего тайного, что не стало бы явным.
Как-то ночью он пошел выносить мусор, и на обратном пути ноги принесли его, полусонного, домой. Жена открыла дверь – радость-то, какая! Папа из Москвы вернулся!.. в трико, майке и тапочках на босу ногу, да еще и с пустым ведром!
Училище, в котором работал Сергей, располагалось на границе между Смычкой и городским районом. Полгода Сергей преподавал фотодело, и уже даже сам начал понимать то, о чем читал лекции учащимся. Практические занятия, слава богу, проводил Женя – фотограф-профессионал. «Кодаков» тогда еще не было, и Женя постоянно имел «левые» заказы. Рассчитывались заказчики, в основном, алкоголем, и сами, как правило, участвовали в его распитии.
Традиционным «третьим» обычно оказывался Сергей. Но в этот раз он оказался «четвертым».
В дежурной банке оказалось только два соленых огурца, но была еще луковица и пол буханки хлеба. Женя пригласил гостей к столу. Одетый в слегка помятый костюм-тройку седеющий брюнет лет тридцати пяти – сорока сел рядом с Сергеем, положив сцепленные пальцы на выпуклый живот. Второй, несуразно долговязый с лохматыми засаленными волосами стоял рядом, переминаясь с ноги на ногу.
- Сними коробки с той табуретки, да садись, - предложил Евгений.
Долговязый сделал шаг в заданном направлении.
- Ничего, постоит! – пресек его попытку «Костюм». Тот послушно вернулся и встал рядом.
Брюнет бросил на него пренебрежительный взгляд и пояснил:
- Видали? Чухаю его! …
Выпили, закусили, и он продолжил:
- Это длинное чучело – мой старший брат. Он алкаш и бездельник, короче – пятая бригада… Ага, ваше здоровье… Ну, вот. Как-то встречаю его у магазина – трясет прохожих – у кого десять копеек, у кого пять выпросит. Я говорю: "«Ты, урод! Меня тут все знают и знают, что ты, чучело, мой брат! Если еще раз увижу за этим паскудством – пришибу, понял?» Он: «понял», - говорит… Хорош, хорош… Жень, огурчик подай! Спасибо… Ага, пару дней спустя, вижу – опять стоит, падла, там же!… Беру двух бичей, даю им трешку. «Видите того длинного? – говорю,- Грохните его!» Ну, хотел, чтоб побили гада… Они пошли, его зарезали!
Длинный закивал, расстегивая грязную сорочку, показывая шрам.
- Он, когда из больницы вышел, - продолжал брюнет, – посадить меня хотел. Полгода условно дали…. А тут недавно к бате захожу – батя весь в крови лежит, а этот урод, довольный такой – тут же. «Что с батей?» – спрашиваю. «Пенсию, - говорит, - получил, а на водку не дал. Вот, побил его маненько!» «Ну, все, - говорю, - сейчас я тебя, гада, с балкона выброшу!» Смял его в кучу, понес выбрасывать – он, падла, расшиперил свои суходранки, как паук, за косяки ухватился - у нас же там третий этаж! В общем, не смог я его на балкон вытащить - по печени надавал.
Он искоса взглянул снизу вверх на старшого.
- Это на троих разливай - он больше не будет!
Долговязый сглотнул слюну и отвел глаза.
- Видали? - с чувством явного превосходства заметил брюнет. Он посмаковал последнюю дозу и задумчиво добавил:
- У нас ведь еще младший брат есть.
Сергей чуть не съехал под стол: «Я себе представляю!»
- Да, вот однажды ночью - стук в дверь. «Кто там?» - спрашиваю. Слышу: «Братан, открой, это я!» Открываю - он - раз! - мне обрез в пузо: давай, говорит, деньги и золото, что в доме есть! Я ему: братик, ты что, брось, говорю. А он –бац! бац! по куркам. Не заряжено! Я чуть не уделался! Он смеется. А у меня отлегло чуть-чуть – я хватаю за ствол, и ну его прикладом окучивать!..

С тех пор, как Сергей рассказал мне эту историю, я почти не бываю на Смычке. А когда доводится - внимательно слежу за балконами трехэтажных домов, чтоб мне на голову не свалилось что-нибудь длинное и лохматое.

Аватара пользователя
Калыван
Бывалый
Сообщения: 65
Зарегистрирован: 09 фев 2017, 07:49
Репутация: 120
Откуда: Ангарск

Калыван: Литературное творчество

Сообщение Калыван » 16 фев 2017, 07:59

РОДНИЧОК

Лето на Урале странное. То засуха – жара под сорок, то холодные проливные дожди. Но, в 82-м лето выдалось «что надо». С утра жарило солнце, а после обеда или ближе к вечеру небо вдруг прорывалось мощным получасовым ливнем. Если небо «терпело» до ночи, то ночью дождь шел несколько часов, и утром людей встречал свежий умытый город. Как-то к концу недели, после очередного ночного дождя, прямо посреди городского пляжа забил родничок. Одиноко, но настойчиво пробирался маленький ручеек к старому демидовскому пруду.

- Зря ты, Руслан, отказываешься! Ключевая вода – самая полезная. Она же через песок очищается, а потом по всяким полезным минералам протекает! – Петрович был фанатом здоровья. Надо отдать ему должное: не каждый мужчина в сорок семь лет может похвастаться кубиками пресса на животе.
- Не, Ваня, у меня миндалин нету – сразу с ангиной слягу!
- Как хочешь. Мы с Альбертом уже третий день ходим; я, вот, даже специальный стаканчик из дома захватил – две «дозы здоровья» в день. Голимая польза!
И две загорелые фигуры не спеша отправились к ручейку.

На следующий день, в понедельник, родничок был огорожен решетками, а по пляжу развешаны объявления:

«КУПАТЬСЯ ЗАПРЕЩЕНО!
ПРОРЫВ КАНАЛИЗАЦИИ».

Аватара пользователя
Калыван
Бывалый
Сообщения: 65
Зарегистрирован: 09 фев 2017, 07:49
Репутация: 120
Откуда: Ангарск

Калыван: Литературное творчество

Сообщение Калыван » 16 фев 2017, 08:02

ЧЕРНЫЙ ПЛАЩ

Я - ужас, летящий на крыльях ночи!

Этот маленький черный комочек въехал в мою жизнь на ладони. До этого я и представить себе не мог, что в моем доме могут жить какие-либо иные животные, нежели собаки и тараканы. Он рос не по дням, а по неделям, и за три месяца превратился в озорного подросткового котишку.
Перед сном мы выходили с ним на прогулку. Между тротуаром и забором детского сада шла полоса травы метров в пять шириной, где мы играли в прятки. Сообразительный котенок очень грамотно пользовался темнотой августовской ночи. От света уличного фонаря редкие сосны бросали четкие тени, и маленький черный хищник, направляемый охотничьим инстинктом кошачьего племени, ловко растворялся в них. Я медленно двигался вдоль забора, а он неожиданно выскакивал мне навстречу, вставая на задние лапы и угрожающе раскинув передние, мягко хватал меня за ногу и тут же убегал во тьму…
Может быть, проснулись и мои охотничьи инстинкты, а может вышедшая луна бросила нежданный блик - я увидел его издалека, распластавшегося на траве, слившегося с тенью, напряженно выжидающего добычу.
- Вижу, вижу тебя! – жутким голосом завыл я и, раскинув руки, бросился вдоль забора в его сторону.
Котейка мгновенно прыгнул влево и исчез во тьме, а я случайно поднял голову и взглянул в том направлении, куда еще по инерции бежал: метрах в десяти впереди пожилая соседка привалилась к забору, прижав к груди только что снятое с веревки высохшее белье, и с ужасом смотрела в мою сторону.

Аватара пользователя
Калыван
Бывалый
Сообщения: 65
Зарегистрирован: 09 фев 2017, 07:49
Репутация: 120
Откуда: Ангарск

Калыван: Литературное творчество

Сообщение Калыван » 17 фев 2017, 10:29

«ТРИУМФ»

Все! Это день больших свершений. Минуты текут очень медленно, но неуклонно ведут к Победе!
Леон сидел за рулём своего автомобиля, взволнованно поглядывая на часы.
Да что они, замерзли, что ли?… Нет. Идут… Спокойнее, не нервничай. Это Твой день, и ты должен принять его, как само собой разумеющееся явление. Ты же «на все сто» уверен в успехе! Сейчас они появятся, напыщенные, окружённые отборной охраной, но согласятся на все твои условия и выполнят все твои требования. Они уже попали в твои сети…
Всё точно так же, как и тогда, семнадцать лет назад. То же синее небо, сухой серый асфальт и запах тополиных почек. Помнишь тот день? Первый День, когда ты почувствовал, что эти трое парней не справятся с тобой. Когда какая-то могучая сила своей невидимой рукой повернула тебя к ним лицом. Тогда ты отделался синяками, но победил. И тех пор ты знал, что с тобой ничего не может случиться. Ты – Победоносец …
Кто же это сказал: «Бессмертным легче творить справедливость»?… Черт, не вспомнить… Сколько раз Смерть касалась тебя? Пять? Шесть? Наоборот, когда стреляют в тебя почти в упор, а попадают в твоего друга, ты ещё больше уверяешься в своей неприкосновенности. Когда минируют твой гараж, а ты опаздываешь на полчаса, и вместо тебя … погибает Роза …. Ты скорбишь, ты грызёшь локти, но ты знаешь, что тебя ведут, тебя берегут, ты – избранник, и с тобой ничего не может случиться, что бы с тобой не происходило!…
Уже две минуты – задерживаетесь ребятишки! … «Бессмертным легче творить справедливость!»… Ага. Наконец-то! Их серебристый бронированный «мерс». Стоп… Вышли. Правильно. Как по нотам … Пора и тебе…
Леон шёл непринужденной походкой. Всё та же невидимая «божественная рука» вела его навстречу триумфу. Краем глаза он успел заметить движение слева. И в тот же миг раздалась очередь… Боль свела живот и медленно поползла к сердцу… Почему?… Ведь… Асфальт… Небо… Рука… «Рука» уходящая в небо?… Почему?

В космомире два Вселенских Разума «переглянулись».
- Ты опять выиграл! – телепатировал один другому, уводя свой взгляд от скрючившейся на асфальте фигурки, с зеленого материка, с голубой планеты, вращающейся около старой тусклой звезды:
- В какой системе будем играть следующую партию?

январь 1996

Аватара пользователя
Калыван
Бывалый
Сообщения: 65
Зарегистрирован: 09 фев 2017, 07:49
Репутация: 120
Откуда: Ангарск

Калыван: Литературное творчество

Сообщение Калыван » 17 фев 2017, 10:44

РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ИСТОРИЯ
Сука! Сука! Сука! Ненавижу!.. Почему?.. Я же к ней… Я же… Хоть башкой об стену! И ее и себя!.. Что мне сейчас ее мольбы о прощении? Ведь она же кого-то впустила к себе, обнимала, целовала его! Кого? Ведь не сознается… А-а-а! какая разница кого! Сука! Шлюха! Ненавижу! Если б это не великий грех, убил бы. И сам бы тоже… За что?...
Ну все? Остыл? Нечего лицемерить! Самому себе-то ты можешь признаться. Ты сам прекрасно знаешь, за что и почему!.. Да знаю, знаю… Потому что нечего жениться на девочке, которая впору подошла бы твоим сыновьям!.. Сыновья? Кто-то из них посмел?.. Не верю! Не хочу верить. Если так, то как отец я тоже не состоялся. Если я воспитал… Нет, не могли! Это ты сам виноват, старый напыщенный индюк. Хотел, чтоб тебе завидовали сверстники, что у тебя молодая жена. Тешил свое больное самолюбие, мол, я еще ничего, смотрите вот. Ну, и насмотрели. А сейчас они ждут, что я признаюсь, что я рогоносец… Ага, так вот что означали эти соболезнующее-насмешливые взгляды, когда я вернулся в город!.. И теперь они жаждут расправы. Они будут забивать ее камнями! Ломать ее нежное юное тело до смерти. Они хотят этого! Хотя и сами далеко не без греха… Мужчины боятся, что их может постичь моя участь и хотят запугать своих женщин. Женщины хотят, чтоб их мужчины заметили, как они презирают ее, изменщицу. Или не заметили их измен и их презрение к своим мужьям? Парадокс. Или я уже брежу?.. И ведь их не остановит даже то, что она беременна! Святоши, тоже мне! Не хочу! Надо что-то делать!.. Сука!.. Люблю ее? Ненавижу? Какая разница – надо ее спасать!.. Вот, убить – грех, самоубийство – грех, а забить насмерть «во спасение души» - благо. Идиотизм! Ладно, надо что-то придумывать…

- Мария!.. Иди сюда!.. Хватит рыдать, иди сюда, говорю!.. Слушай внимательно и не смей мне перечить!.. Значит так: примерно в начале апреля тебе явился ангел Господень и возвестил, что понесешь ты от Духа Святого… р-р-р!..
2008г.

Аватара пользователя
Калыван
Бывалый
Сообщения: 65
Зарегистрирован: 09 фев 2017, 07:49
Репутация: 120
Откуда: Ангарск

Калыван: Литературное творчество

Сообщение Калыван » 17 фев 2017, 10:47

ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ

- Куда это ты собрался? Опять на весь день упрешся? Снова к этому проходимцу? Чем это он вас к себе притягивает, медом что ли намазан? Ходит – людям головы морочит! Порядочным-то шибко не наморочишь, только таким лодырям, как ты!…Господи, за что такое наказание?…Ты посмотри, какой сброд вокруг него собирается – одни бездельники да воры! Как власти на это смотрят сквозь пальцы? Давно бы упрятали его в каталажку! И вас всех с ним за одно! Все равно от тебя дома проку нет!…Ну, чего молчишь?! Ты хоть ломаный грош заработал? Сам ходишь оборванцем, так я то почему должна мучиться? Новое платье знаешь, сколько стоит? Я еще сандалии хотела купить!… Плотнику мы за крышу должны! Не бурчи!!! Дети чему научатся у такого отца? Скоро есть нечего будет в доме!…
Не ходи, я сказала! Слышишь?… Да чтоб вас всех пересажали, бездельников про…
Он вернулся под утро, усталый и угрюмый, и сразу выложил перед ней кошелек с серебром.
- Откуда это у тебя деньги? Ограбил со своими дружками кого-нибудь, поди?
- Это… это… мне заплатили за то, что я указал на него.
-Продал?…Продал дружка- собутыльника!… Такой и отца родного продаст! Боже, как я живу с этим извергом? Что глотаешь слюни? Что я буду делать с тридцатью монетами? Заплатить плотнику и ткачу? А сандалии? А я еще отцу приличный гроб хотела заказать, старый ведь он уже! А еще… Да ты меня слушаешь или нет?…

Иуда вышел во двор и повесился.

Аватара пользователя
Калыван
Бывалый
Сообщения: 65
Зарегистрирован: 09 фев 2017, 07:49
Репутация: 120
Откуда: Ангарск

Калыван: Литературное творчество

Сообщение Калыван » 23 фев 2017, 09:59

По случаю праздника решил подбросить отрывок из армейской мемуарной повести.


СБОРНЫЙ ПУНКТ

Обычно мне нравятся песни Боярского. Но всему свое время и место. В данном случае ни время ни место не подходящее. Я лежу одетый на койке в так называемом «общежитии шоферов». На соседней койке лежит Саня Лукьянов – глаза в потолок. У окна, ссутулившись, шофер Володя пришивает погоны на майорскую шинель. На стене напротив плакат: ботинок, переворачивающий урну, и надпись: «Хулиганство! А дальше?» Чуть ниже ручкой подписано: «Дальше Армия».
Раздолбанный магнитофон крутит одну-единственную кассету. Хоть бы сломался, что ли? Мы тут уже неделю живем, и изо дня в день одно и тоже: «И никуда, никуда мне не деться от этого…!» Издевается. Спел бы лучше «пора-пора-порадуемся…».
Дверь открывается, в комнату вкатывается подполковник Шевченко – невысокого роста, с картофельным носом мужчина, на вид лет пятидесяти пяти.
- Мужики! Сегодня к девяти часам нужно баню натопить!
Мы соглашаемся, глядя на него поверх ботинок и позевывая. Как приятно поколоть дрова на свежем воздухе, особенно, когда уже целую неделю маешься от безделья.
Неделю – а такое ощущение будто месяц. Только первый день был еще не похож на другие, неровный, стоячий какой-то. Сначала стояли на плацу, вывалив все из своих рюкзаков, ждали пока убедятся, нет ли у нас «недозволенных вложений». Потом стояли у дверей корпуса, ждали, когда нас призовут на медкомиссию.
Довольно забавная картина: очень голая очередь извивается по коридорам и кабинетам, и, наконец, вываливается в просторную комнату, по периметру которой сидит человек пятнадцать врачей. Это похоже на живой конвейер: тут пощупали, там послушали, здесь посмотрели…


Есть женщины, которые влияют на мужчин не прилагая к этому никаких усилий. Они даже не задумываются об этом, но само их присутствие заставляет мужчин–стажистов – подтянуть животы и расправить плечи, а юных стажеров – почувствовать себя рыцарями. И дело не в личной заинтересованности – тяга к прекрасному не обязательно должна быть потребительской. Просто наличие Настоящей Женщины заставляет нашего брата претендовать на звание Настоящего Мужчины.
Осознавая свое «простоволосое» положение, я все-таки не могу оторвать от нее взгляд. И, к моему удивлению, она смотрит на меня. Когда я по конвейеру оказываюсь напротив нее, слышу как она говорит своему коллеге:
- Ну вот, например, молодой человек. Какой крепкий – одни мышцы. Вон еще один.
Я бросаю взгляд в заданном направлении. Ну, конечно – Саша Лукьянов. Действительно, на фоне этой прокуренной толпы мы выглядим прямо микро Геркулесами.
- Прямо приятно посмотреть, сразу видно – не теряли времени даром, - и она обращается ко мне. –Вы занимаетесь спортом?
- Да. – мое самолюбие польщено.
- А каким видом?
- Классическая борьба и атлетическая гимнастика, - отвечаю я, чувствуя себя посвященным в Рыцари Круглого Стола.
Она благодарит кивком головы и приветливо улыбается:
- Повернитесь, пожалуйста… Нагнитесь… Ягодицы раздвиньте…
Интересно, как чувствовал бы себя сэр Ланселот на моем месте?

Аватара пользователя
Калыван
Бывалый
Сообщения: 65
Зарегистрирован: 09 фев 2017, 07:49
Репутация: 120
Откуда: Ангарск

Калыван: Литературное творчество

Сообщение Калыван » 24 фев 2017, 09:22

Оттуда же.

ХХХХ
В отличие от офицеров, работающих с личным составом, управленческие очень вежливы и доброжелательны по отношению к солдатам. Конечно, ведь их карьера уже не зависит от рядовых и сержантов. Она зависит от генералов.
Стоял я как-то на четвертом посту – прямо в помещении Управы. Парадное обмундирование, вооружение – штык-нож. Вдруг:
- Часово-ой! Бегом сюда! Скорее! – старший прапорщик Каниболотский, адъютант Начальника Войск, был взволнован не на шутку. Вслед за ним я взлетел на второй этаж. Каниболотский рывком распахнул двери в кабинет своего начальника:
- Лови их, лови! – срывался его голос. Я машинально схватился за штык-нож, но… в кабинете никого не было.
- Кого ловить-то? – я подумал, что он не в себе.
- Пушинки лови! Он уже сейчас подъедет! – казалось адъютант зарыдает. – Намочи вон ту тряпку и лови! Боже! Он сейчас приедет, а пуху надуло!… - как будто генерал его расстреляет или разжалует в рядовые и отправит в третью роту!
В следующий караул, когда я снова стоял в управе, , мне довелось поближе взглянуть на генерала Ефимова. Он двигался на меня по коридору огромный, тучный, колосс на тонких ногах, пыхтя от одышки.
- Чего он стоит? Чего он тут стоит? – рыкнул он оперативному , махнув рукой в мою сторону. Оперативный был в замешательстве. Застрелить меня или представить к правительственной награде? Генерал разрешил его проблему:
- Пусть ходит! – И Ефимов завернул в соседний кабинет.
- Ну, что стоишь, слышал же! Давай, ходи туда-сюда! – бросился выполнять распоряжение оперативный.
Спустя пару минут - я как раз делал одиннадцатое «туда» – Ефимов вернулся обратно. Проходя мимо оперативного он приостановился.
- И чтоб завтра они были в рубашках! Сам то без кителя сидишь и то взопрел!
Ну, слава Богу! Хоть у начальника Войск ума хватило, что в парадном кителе в разгар лета жарко! Тридцать градусов в тени.

Аватара пользователя
Калыван
Бывалый
Сообщения: 65
Зарегистрирован: 09 фев 2017, 07:49
Репутация: 120
Откуда: Ангарск

Калыван: Литературное творчество

Сообщение Калыван » 24 фев 2017, 09:23

ХХХХ

КПП связан с оперативным дежурным внутренним телефоном. Когда он звонит я отвечаю:
- Часовой третьего поста рядовой Фарбштейн!
В данном случае в трубке звучал незнакомый голос:
- Рядовой как?
- Рядовой Фарбштейн!
- Что-то у тебя, солдат, фамилия какая-то нерусская! Это майор Кишман говорит!

Аватара пользователя
Калыван
Бывалый
Сообщения: 65
Зарегистрирован: 09 фев 2017, 07:49
Репутация: 120
Откуда: Ангарск

Калыван: Литературное творчество

Сообщение Калыван » 24 фев 2017, 10:23

В учебном полку нас было четверо. Четверо художников, собранных с разных частей дивизии, чтобы оформить две Ленинские комнаты.
Основным творческим центром был Боря, приехавший из северной бригады. Свердловчанин Валера, присланный из тагильского полка, оказывал ему посильную помощь. Олег из милицейского батальона и я, за отсутствием творческих способностей были обречены на самую примитивную исполнительскую деятельность.
Здесь, в Учебном полку, я познакомился с майором Алиевым. Мне о нем рассказывали Миша Гаврюшев и Олег Копытцев. Сейчас Алиев был замполитом школы прапорщиков. С первых дней нашей работы он начал наведываться к нам то с планшетом, то с графиком.
Работа кипела. Боря глушил чай и горел идеями. Я обтягивал планшеты. Валера резал буквы из пенопласта. С трафаретом в руках Олег штамповал текстовку. Пара готовых планшетов с уже закрашенными просветами в трафаретных буквах, стояли вдоль стены. Вошедший Алиев начал без предупреждения:
- Слушай, любезный! Ты, когда к подруге идешь, свой член несешь, или у товарищей занимаешь?
Олег в недоумении таращит глаза.
- Ты, что не можешь пером написать? – поясняет майор. – От твоих трафареток в глазах рябит! Вот смотри – совсем другой вид!
И он показывает на готовые планшеты. Ну, да Бог с ним, он ведь военный.

ХХХ

Командир Учебного полка выделил нам доппаек: килограмм сахара, килограмм печенья и тридцать грамм чая ежедневно. ДП я получал на складе ежедневно в 9.30. До этого часа мы спали. Спали прямо в мастерской на больших листах пенопласта, укрывшись шинелью, с шапкой под головой. Спать в казарме было шумно – после отбоя там долго кидались тапочками в командира роты.
После развода к нам забегал майор Алиев и, умело рассказывая анекдоты, на скорую руку завтракал нашим доппайком. Дома-то, понятно, не поешь – «семеро по лавкам», да и получает он всего триста пятьдесят. А мы по семь рублей каждый, да еще на всем готовом!
Короче, визиты Алиева не приветствовались продолжительными аплодисментами. Поди не Гейдар Алиевич.
- Привет! чай есть? – Алиев подходит к столу.
- Нет! – сердито отвечает Борис.
Тот протягивает руку и наливает стакан из полного, еще горячего чайника.
- Печенье есть?
- Нет! – тот же суровый ответ.
Пошарив под бумагами, Алиев извлекает полный пакет печенья.
- Ну, ты такой щедрый, Боря! Прямо как я!

ХХХ

Иногда Борин творческий огонек вдруг потухает, и тогда в мастерской наступает короткое затишье. От нечего делать я отрываю засохшие куски клея ПВА от литровой бутылки. Чпок! – оторвался кусок длиной и шириной с палец. Я смотрю в окно и накручиваю его в руках. Заходит майор Алиев, традиционно садится за наш ДП, под недовольные наши взгляды.
Вдруг! Обвив кусок клея вокруг среднего пальца и присжав кулак, я сую указательный палец в нос.
- Камил Казаманфарович!
Еще жуя, он поднимает глаза. Резким движением руки я отдергиваю указательный палец и выпрямляю средний: полупрозрачный кусок клея с капелькой красной нитрокраски на конце – ни дать, ни взять – огромная сопля! Раздаются рыгающие звуки, и майор Алиев убегает в туалет. С того дня он больше не завтракает у нас.


Вернуться в «Различная литература (не тематическая)»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость